RSS
Сementonline.uz — сайт-справочник по цементу
spravocnikpolekarstvam.ru
Цена на цемент на европейских биржах составляет около 100 долларов за тонну. Цены на цемент в Кит...
Проект реставратора из Узбекистана на The-village.ru
Kritik
Больше такого не надо выкладывать!!!!!!!!
Проект реставратора из Узбекистана на The-village.ru
Даврон Бобоматов
Здорово .Красавчик дизайнер.
Какую информацию вы бы хотели видеть на нашем сайте?
  • Свой вариант
Портфолио дизайн-студий
Гость на сайте

Интервью с Улугбеком Холмурадовым

Когда я ехал на интервью с Улугбеком Холмурадовым, то, если честно, думал, что будем говорить большей частью о его творчестве в качестве дизайнера ювелирных украшений. Но беседа у нас оказалась удивительно непредсказуемой и, тем самым, весьма интересной. И вот мы в его мастерской, я включаю диктофон, и звучит мой первый вопрос…

DNA: Добрый день, Улугбек. Давайте начнем с самого начала. Итак, вы решили стать дизайнером…

Улугбек Холмурадов: Нет, вначале я хотел стать скульптором — с  детства рисовал и лепил. Много лепил. Когда был маленький, всем говорил, что буду поступать в театрально-художественный.

Был 93-й год, когда я поступал. На тот момент уже достаточно всерьез увлекся дизайном и решил стать дизайнером. Это было что-то новое. Тогда еще мало кто знал, что такое дизайн вообще.  Мне было неизвестно, есть ли у нас факультеты дизайна в городе. Как оказалось, есть — один — в ТАСИ (Ташкентский Архитектурно Строительный Институт), второй — в ТашГУ, на инженерном факультете, кафедра промышленного дизайна. Я поступил в архитектурный, и слава Богу, потому что архитектурная школа композиции — одна из самых сильных. Мне повезло с наставниками — были хорошие преподаватели по композиции, по истории искусств, по проекту. Благодаря им мне удалось получить какие-то азы. Но потом, к сожалению, кто-то уехал, кто-то умер, какие-то предметы закончились по программе, и я понял, что институт больше ничему не научит. Пустая трата времени.

DNA: Вы учились в ТАСИ, и что было дальше?

Улугбек Холмурадов: После того, как я понял, что в институте знаний реальных никаких нет, мне всё равно очень хотелось стать специалистом. Раньше буквально бредил, хотел придумывать мегаавтомобили, но потом из этого вырос и решил — это все не то. Постоянно делал эскизы разных вещей, в том числе и украшений, затем познакомился с художником-ювелиром Левоном Авакяном (членом союза дизайнеров СССР). Его дядя, Роберт Авакян, был известным скульптором в Узбекистане. Дети Роберта закончилиРХУ им. Бенькова — Ануш Авакян, хороший дизайнер и керамист, недавно получила звание лучший керамист года, и Давид Авакян — основатель питерского агентства ASGARD. Это студия графического дизайна, одна из лучших российских, из числа внутривыросших. Грамота, школа, знания, практический навык. Общаемся хорошо с Ануш. Она мой нещадный критик, у нас  схожие взгляды на проектирование.

DNA: Чему же именно научились вы у Авакяна?

Улугбек Холмурадов: Левон учил меня технике, и параллельно — композиции. Композиция — это скелет проектирования, наука о законах построения визуальных объектов. Если ты ее не знаешь, тогда убей себя об стену, как говорится, а если знаешь — то знаешь, как двигаться дальше. Юрий Усейнов как-то мне сказал: «В тот день, когда ты  сказал: «Я знаю композицию»,— ты умер как художник».

Это наука, которая развивается постоянно.Физика развивается, химия развивается, все развивается.Без постоянного развития ты умер, можешь поставить на себе крест. Невозможно знать композицию полностью. На тот момент я, кстати, думал, что ее знаю.

Некоторые говорят, мы воспитываемся на «высоком». Что именно для вас высокое?  Шишкин, «Мишки в сосновом лесу»? Какой конкретно урок вы из этого извлекли? Вы стали умнее, культурнее? Стали деревья сажать? Мишек оберегать?

DNA: Это были что-то вроде индивидуальных занятий? Как это происходило?

Улугбек Холмурадов: Это не был, допустим, урок как таковой. Мне не говорили: садись, у нас урок композиции номер 2/5. Все шло через технику. Когда ты занимаешься трехмерным проектированием не на экране, а вживую, когда можешь взять в руки модель, перевернуть ее и посмотреть с той и с этой стороны, то все это чувствуешь. Когда материал тебе говорит: «Эй, извини, я так не выгнусь», ты начинаешь понимать, что и как. Мне Левон как-то сказал: «Когда ты поймешь, что металл — это пластилин, то сможешь сделать что угодно». Это была техническая сторона. Но была еще и композиционная сторона. Не просто знать, как сделать, но знать, что вообще делать, что  ты хочешь сделать. У меня в обучении теория была подвязана к практике и наоборот, и это важно. Мне говорили — это работает так, и я тут же шел это делать. В итоге это привело к тем знаниям, которыми я сейчас обладаю и к понятию, что в ювелирном деле мне уже тесно.

DNA: А что вас привлекает еще?

Улугбек Холмурадов: Архитектура, интерьеры, мебель. Первый архитектурный объект был еще в 1997 году. Это была остановка напротив FunCity. Я делал дизайн, а Денис Ли, мой друг, который на этот проект меня и позвал, делал архитектуру. Ее реализовали где-то через год, потом снесли, потом она стояла какое-то время просто как навес для летнего кафе, затем, по-моему, ее вообще разобрали.

DNA: То есть можно сказать, что вы не только ювелир, но еще и дизайнер интерьеров и архитектор?

Улугбек Холмурадов: Нужно. На сегодняшний день многие расценивают меня только как ювелира. Хотя явно видно, что все украшения совершенно архитектурные. Они — это еще нереализованные идеи в архитектуре. Переверните форму в другую плоскость, посмотрите с другого ракурса, и вы увидите здание. Это могут увидеть только хорошие, опытные искусствоведы, кто хорошо понимает, что такое проектирование. Обыватель это никогда не увидит, он будет говорить «Ой, какая штучка!». А вот хороший художник поймет работу другого художника. Когда ты знаешь, что такое та же самая  композиция, ты считываешь другого художника, можно даже его мысли читать. Многие художники распознают друг друга именно так. Бывает, смотришь на картину — она написано очень реалистично, но сама работа пустая, она ничем не дышит, она ни о чем. И только опытный художник или искусствовед это различит.

DNA: Но все же, большинство ваших клиентов знают вас как ювелира.

Улугбек Холмурадов: Поэтому всегда отказываюсь от звания ювелир. Или ювелиры проектируют архитектуру, мебель и пространство? По-моему, это уже архитектор. Я себя считаю дизайнером, на архитектора пока не тяну, так как еще мало построил, это можно будет говорить только через какое-то время работы  по зданиям и объектам. Я дизайнер, и занимаюсь не только металлом, но и мебелью, интерьерами, архитектурой.

DNA: Как думаете, у нас дизайн ювелирных украшений — конкурентный бизнес?

Улугбек Холмурадов: Хорошего ювелира надо определять по изнанке, а не по лицевой части. В плане дизайна в украшениях — это кто как хочет продаваться. Можно «приглаживать» свой дизайн и продавать больше. Мы, могли бы добиться более высоких продаж, если бы делали более «попсовые» или слепо традиционные  вещи. Также, если бы раскидали свои изделия по всем арт-галереям города, то продавали бы больше, были бы больше на слуху. Все зависит от того,  какие цели вы преследуете. Мы так делать не хотим. Не хотим слыть традиционалистами. Мне лично хочется развивать вещи, которые до этого у нас никто еще не делал. К примеру, возьмем ракету, которую сконструировали в 60-х годах — она была классная, на ней на Луну летали, но сейчас же никто не полетит на такой же ракете, потому что есть более современные технологии. Считаю, что по этому же принципу должно быть развитие во всех областях — в дизайне, литературе, в технике, в жизни. И если ты знаешь, как сделать что-то новое — грех этого не попробовать.

У нас в плане дизайна, к сожалению, редко кто идет вперед, хотя в каждом направлении есть одно-два имени, которые тянут общий уровень вверх, и это хорошо.

DNA: Этого достаточно, чтобы двигать отечественный дизайн вперед?

Улугбек Холмурадов: Развитие и будущее есть, иначе бы наше бюро  занимались не дизайном, а, допустим, производством колбасы. Есть 20-30 замечательных художников, есть 2-3 скульптора. Есть 3-4 хороших дизайнера, графиков — чуть больше. Сейчас мы тратим все силы на это предприятие, потому что считаем, что перспективы есть!  Хотя мы фильтруем поступающие предложения, уже даже пугаем людей — говорим им: «Наш дизайн не всем нравится, вы сначала хорошо подумайте, прежде чем обращаться к нам».

DNA: Но все же, как вы работаете с клиентами? Есть же принцип «клиент всегда прав»?

Улугбек Холмурадов: Наш принцип работы таков: «Проектировщик не имеет права навязывать клиенту свое мнение, но обязан спасти его от ошибок». То есть если он видит ошибку, он должен предупредить, потому что он специалист, и знает как правильно. Он как врач, который под клятвой Гиппократа обязан сказать клиенту правду. Знает, что вот так — лечат, а вот так — калечат.

При этом мы не навязываем заказчикам, скажем, красный цвет или квадратные формы, если он их ненавидит. Мы показываем на эскизах то, что хочет клиент, потом показываем то, что предлагаем мы, а дальше — уже выбор клиента. Нельзя на сто процентов быть уверенным, что другому человеку понравится то же, что нравится тебе.

Когда речь, к примеру, идет об украшениях, мы как бы предлагаем свое видение, но абсолютно не уверены, что это понравится покупателям.  Мы предполагаем с точки зрения наших знаний о дизайне, что это будет более продаваемым, но реальность расставит все по своим местам.

DNA: Ну это же вопрос продвижения, рекламы?

Улугбек Холмурадов: Мы плохо занимаемся рекламой, хотя понимаем, что надо раскручиваться, вкладывать в это деньги. Сейчас готовим к презентации коллекцию дизайнерской мебели, качественно сделанной, чтобы приблизить людей к интерьерам, и немного отвлечь их от украшений, точнее привлечь их в  другой сегмент рынка, создать более или менее необычные мебельные формы. В ювелирном деле, если заказчик просит сделать что-либо не по нашему дизайну, то я всегда говорю ему, что вы можете найти, буквально за  углом,  другого ювелира, который сделает в четыре раза дешевле, в пять раз быстрее, может быть, меньшего качества, но уж точно то, что вы хотите, и будет очень рад вас видеть, и наверняка вы станете его постоянным клиентом. В интерьерах мы этого себе позволить не можем. Идем навстречу заказчику, и проблема состоит в том, что мы не делаем пафосных интерьеров, имперских, «кудрявых», с лепниной, и поэтому испытываем немалые трудности.

DNA: А что своим клиентам предлагаете вы? Хай-тек, минимализм?

Улугбек Холмурадов: Ни то, ни другое. Мы предлагаем решения, в первую очередь функциональные. Стилистика же может быть любой, главное — уют, который будет по душе заказчику, достигнутый без ущерба по части дизайна.

В дизайне люблю контрасты. Еще в конце девяностых делал интерьер, сочетая брутальные формы с кудрявыми барочными люстрами, правда, этот проект не был воплощен. Тогда не было никакого 3D Мах, все рисовалось вручную. Но и тогда, и сейчас приходится объяснять людям, что если интерьер нарисован, то вас не обманывают, его ниоткуда не сперли, и не выдают чужое за свое. Что это разработано специально под ваше пространство.

DNA: Сейчас многие пытаются находить особый подход к клиентам.

Улугбек Холмурадов: Да, вижу много дизайнеров, которые не знают что такое пространство, что такое цвет, или понимают, что это такое, но все равно делают слабые объекты, а тех кто знает и делает правильно — очень мало, 3-4 человека.

Всегда анализирую рынок. Даже если не знаком лично с дизайнерами, смотрю их сайты, смотрю, что они выставляют, что проектируют. И даже те же самые пафосные интерьеры, на мой взгляд, можно было сделать веселее и интереснее, более функционально и заморочено. Люди чаще всего следуют декоративистским путем, а это неправильный подход. Декоративизм — это просто облепить и навешать, но не спроектироватьпространство. А пространство нужно именно проектировать! Ваш дом — это то, что вы есть. Как и одежда, он напрямую говорит о вашей индивидуальности языком символов. Судя по подавляющему большинству местных интерьеров, выходит, что все одинаковые под копирку?! Дизайнеры во всем винят заказчиков, но неужели они не имеют права хотя бы сказать им об этом? Видимо это и есть особый подход — просто во всем соглашаться с заказчиком.

DNA: Как вы собираетесь развиваться в сфере интерьеров дальше?

Улугбек Холмурадов: Сейчас — сделать пару «пафосных» интерьеров. В 2009 году мы проектировали интерьер в стиле арт-деко. По старым эскизам мы выполнили 3D-визуализацию, и на днях вывесим это на наш сайт и на нашу страничку на Facebook, дабы показать, что пафосные интерьеры нам тоже по плечу. Мы их не делаем не потому, что не умеем, а потому что не хотим.

Ведь хороший дизайнер стилистически может подстроиться под что угодно. Допустим, попали вы в фирму IKEA — и вы должны проектировать в духе IKEA, попали в Toyota – делайте как Toyota, и т.д., засунув свое мнение куда подальше, потому что это коммерческое предприятие. Это только состоявшиеся мегадизайнеры, заработавшие себе имя, могут позволить себе хорошую жизнь и делать только то, что они хотят, и это все покупают.

DNA: Карим Рашид?

Улугбек Холмурадов: Карим Рашид — молодой дизайнер, но уже добился известности, и может позволить себе делать, что хочет. Думаю, на его работы оказал влияние его старший брат-архитектор.

DNA: Хм… все-таки это громкие имена, яркие индивидуальности, у всех на слуху. Большинство людей просто не знают имен тех, кто делает дизайн.

Улугбек Холмурадов: Все верно. Но хороший дизайн всегда выделяется особо, как и красивые глаза в толпе. То, что мы делаем — это продвижение авторского  дизайна. Думаю, что мы к этому еще придем. Мы повторяем путь России, Казахстана, Украины. В России все поначалу делали только классику. Я смотрю старые фотографии арт-объектов 90-х и удивляюсь: неужели мы так жили, так думали, так проектировали? То, что в Москве и Питере было популярно в конце 90-х, в середине двухтысячных стало популярным на периферии России, а до нас докатилось только в конце «нулевых».

DNA: То есть мы находимся на этапе становления? Вырабатываем собственную эстетику?

Улугбек Холмурадов: Думаю, да. При этом проектировщик должен обеспечить функциональность объекта и завязать ее на эстетике, подобрав их к человеку. У нас же непрофессионалы занимаются антиэстетикой. В мире популярна эклектика. Но ее поклонники со всего мира, скажем «эклектоманы», должны приехать к нам, чтобы увидеть настоящую эклектику!

DNA: И все же как в видите развитие ситуации в дальнейшем?

Улугбек Холмурадов: Ситуация в дизайне будет улучшаться вместе с улучшением экономической ситуации. Во всем мире было все то же самое. Количественный скачок постепенно перейдет в  качественный. Появится стилистическое разнообразие, заказчики будут уделять большее  внимание функциональности, будет больше грамотного проектирования пространства.

Все это идет и к нам. Многое еще впереди. Наш рынок не потерян. Проблемой является отсутствие рекламы — ведь нужно первым показать заказчику, что умеешь делать то, что ему требуется. Думаю, в каждом сегменте в будущем будет 7-8 крупных компаний, которые будут конкурировать между собой. Главное, занять свою нишу. Тут все зависит от того, что каждый хочет получить: кто-то готов работать с толковыми заказчиками за небольшие гонорары, но делать грамотные вещи. Кто-то предпочитает делать пафосные, скучные объекты за гигантские деньги. Всегда есть выбор.

Наше бюро не ищет легких путей. Мы хотим делать такой дизайн, что в конце, обернувшись назад, ты можешь сказать сам себе: «У меня получилось это построить!»  Иначе жить и работать просто скучно.

DNA: Ну, классика это же не всегда плохо и неуместно?

Улугбек Холмурадов: Под классикой у нас почему то понимают только внешнюю форму, а не эстетику, но, помимо этого, классика — это, в первую очередь, классические пропорции, свет и пространство. Раньше жили по-другому: не было телевизоров и электрического освещения, нельзя забывать об этом, когда проектируете современный классический интерьер. К примеру, квартира от потолка до пола в лепнине, на седьмом этаже девятиэтажки, с маленькими окнами — мягко говоря, нелогична.

DNA: Спасибо, Улугбек, за интересную беседу и хороших вам клиентов!

Улугбек Холмурадов: И вам спасибо!

Источник: dna.uz

Добавить в свой:
Последние статьи данного раздела
Вертикальное озеленение начинают внедрять в Узбекистане
Традиционными огородами и палисадниками сегодня никого не удивить. Другое дело – вертикальное озеленение &ndash...
Разговор архитектуры со средой
"Ташкент – город зеленый, и это надо поддерживать. Грамотно" — считает Марина Бородина, заведую...
Как и сколько экономит «умный дом»?
Для большинства населения словосочетание «умный дом» – что-то из разряда западных фильмов, с наворо...
Менеджер компании Smart Home Group об «умных» технологиях для дома и доступности этого «удовольствия» для узбекистанцев
Технологии, кажущиеся еще вчера фантастическими, уверенно входят в нашу жизнь. И сочетание «умный дом», к...
Генеральный менеджер Golden House о рынке первичного жилья и мифах о его высокой цене
Наверняка, подавляющее большинство людей, перед которыми стоит бессмертный квартирный вопрос, с удовольствием выбрали...
Директор Sontek Elektro-Montaj о специфике «зрелищного» бизнеса
Наличием небольших фонтанов в офисах компаний и частных домах сегодня уже сложно удивить. Эти нехитрые декоративные с...
НаименованиеЕд. изм.Цена
Ревизионные люки под плитку (невидимка)

Ревизионные люки под плитку (невидимка)

Производство:Узбекистан
Ед. изм.:шт
Цена:400000 сум
Дополнительная информация:
Ревизионный люк под плитка (невидимка)- это прочная металлическая конструкция с нажимными замками предназначена для скрытия и удобного доступа к сантехническим и инженерным коммуникациям, при этом данная конструкция не нарушает внешний вид интерьера комнаты. ревизионный люк под плитку это готовое решение для удобного доступа к счетчикам, кранам, вентилям. https://www.facebook.com/revluks/, контактный номер телефона +998909226971
шт400000 сум
Ревизионные люки под плитку (невидимка)

Ревизионные люки под плитку (невидимка)

Производство:Узбекистан
Ед. изм.:шт
Цена:400000 сум
Дополнительная информация:
Ревизионный люк под плитка (невидимка)- это прочная металлическая конструкция с нажимными замками предназначена для скрытия и удобного доступа к сантехническим и инженерным коммуникациям, при этом данная конструкция не нарушает внешний вид интерьера комнаты. ревизионный люк под плитку это готовое решение для удобного доступа к счетчикам, кранам, вентилям.
шт400000 сум
лапа КРН-220

лапа КРН-220

Производство:
Ед. изм.:
Цена:1 у.е.
Дополнительная информация:
Продам бронированные лапы культиваторов и сеялок: Бронированная лапа стрельчатая #КРН-220
лапа бронированная стрельчатая культиватор КРН 220мм, Лапа 5.1 Н.043.05.402, Применяемость: КРН-4,2Г; КОР-4,2; КНО-2,8; КНО-4,2; КОН-2,8А; КРН-5,6Г. твердость наплавленного слоя составляет 60HRC

Лапа накладка РЗЗ.61.03.43.004 бронированная, 105 мм 120руб
Лапа бронированная Н.043.05.110 220мм 220руб
Лапа бронированная КРН 270мм 300руб
Лапа бронированная 15050-410 Bellota 410 мм 720руб
Лапа бронированная РЗЗ.240604.00 230 мм 6мм 500руб
Лапа бронированная Bellota 15027-F-10 260 мм 6мм 520руб
Лапа бронированная KW90190 Kverneland 300 мм 6мм 550руб
Лапа бронированная John Deere N182043 330 мм 6мм 550руб
Лапа бронированная Horsch Хорш 8300000001, 375 мм 1150руб
Лапа бронированная Morris F38529SS 47.945.001 310 мм 1100руб
Лапа бронированная 47.938.001 305 мм 6мм 1100руб
Лапа бронированная Сэлфорд CT5109, 56187, 260 мм 8мм 620руб
Лапа бронированная Salford CT5107,CT5115, ST820, 290 мм 8мм 700руб
Лапа бронированная Salford Salford артикул SL-310-6, 310 мм 6мм 600руб
Лапа бронированная Агромастер РЗЗ.Т394.08.00, 375мм 1150руб
1 у.е.
лапа Salford-290-8

лапа Salford-290-8

Производство:
Ед. изм.:
Цена:1 у.е.
Дополнительная информация:
Продам бронированные лапы культиваторов и сеялок: Стрельчатая бронированная лапа Salford-290-8
лапа стрельчатая John Deere N182042, сэлфорд, salford 290мм, толщина 8мм. Лапы Salford 580 серия, N182042. культиваторы Salford, сеялки salford, John Deere, Nichols tillage Tools. Bellota 15027-G11, SW 50510104D, Лапа ПК Kverneland. культиваторы Sunflower,salford, WilRich, JohnDeere, Landol. Полевой культиватор «АГРИТОП», используется Amity Technology LLC/Амити Технолоджи ЛЛС, Great plaines/Грейт Плейнз, John Deere/Джон Дир, Sanflower/Санфлавер. Вес 2.6кг

Лапа накладка ИМТ 616 20 015бронированная, 105 мм 120руб
Лапа бронированная КРН 220мм 220руб
Лапа бронированная КСО 270мм 300руб
Лапа бронированная РЗЗ.043.03.110 410 мм 720руб
Лапа бронированная John Deere N182040 230 мм 6мм 500руб
Лапа бронированная КПК FEAT 260 мм 6мм 520руб
Лапа бронированная Bellota 15027-H12 300 мм 6мм 550руб
Лапа бронированная РЗЗ.290604.00 330 мм 6мм 550руб
Лапа бронированная Horsch Хорш 8300000001, 375 мм 1150руб
Лапа бронированная Morris F38529SS 47.945.001 310 мм 1100руб
Лапа бронированная 47.938.001 305 мм 6мм 1100руб
Лапа бронированная Bellota 15027-F-10, 260 мм 8мм 620руб
Лапа бронированная John Deere N182042, 290 мм 8мм 700руб
Лапа бронированная Salford Salford артикул SL-310-6, 310 мм 6мм 600руб
Лапа бронированная Агромастер Кузбасс Т394.08.00.01, 375мм 1150руб
1 у.е.
лапа JohnDeereN182043

лапа JohnDeereN182043

Производство:
Ед. изм.:
Цена:1 у.е.
Дополнительная информация:
Продам бронированные лапы культиваторов и сеялок: Бронированная лапа #JohnDeere N182043
Лапа John Deere N182043 предназначена для посевного комплекса John Deere 1820; John Deere 1830; Джон Дир 730. артикул JD-305-6 (аналог N182043; Bellota 15027-H12).культиваторы Sunflower, WilRich, JohnDeere, Landol. Лапа является аналогом Will-Rich 47C11BK7 / XD50-12K, John Deere N182046, N182043, Salford ST820 и используется Case/Кейс, Amity Technology LLC/Амити Технолоджи ЛЛС, Great plaines/Грейт Плейнз, John Deere/Джон дир, Strom/Стром, Flexi-Coil/Флекси-Коил, на ATX400, Salford 580 серия, Case IH 1547100C2, Great Plains, культиваторы для сплошной обработки почвы К-12200, John Deere 182043, John Deere 170304, 47.825.001.Расстояние между болтами 45-47 мм. Монтаж к стойке до 47 мм шириной.Вес 1.35кг

Лапа накладка РЗЗ.61.03.43.004 бронированная, 105 мм 120руб
Лапа бронированная Н.043.05.110 220мм 220руб
Лапа бронированная КРН 270мм 300руб
Лапа бронированная КТС 410 мм 720руб
Лапа бронированная Sunflower 47UW9B7 230 мм 6мм 500руб
Лапа бронированная КПК FEAT 260 мм 6мм 520руб
Лапа бронированная Bellota 15027-H12 300 мм 6мм 550руб
Лапа бронированная Salford, артикул SL-310-6 330 мм 6мм 550руб
Лапа бронированная Horsch 6101350002, 375 мм 1150руб
Лапа бронированная Morris F38529SS Bellota 15042-H12-Е6 310 мм 1100руб
Лапа бронированная Bourgault 200 PWV 1200 305 мм 6мм 1100руб
Лапа бронированная РЗЗ.260604.00, 260 мм 8мм 620руб
Лапа бронированная John Deere N182042, 290 мм 8мм 700руб
Лапа бронированная Salford John Deere N182043, 310 мм 6мм 600руб
Лапа бронированная Агромастер Кузбасс Т394.08.00.01, 375мм 1150руб
1 у.е.

Pr.uz — реклама в Узбекистане
Реклама по-узбекски 

Idea.uz — идеи для жизни
Коллекция интересных идей со всего света